Deprecated: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead in /home/virtwww/w_dar-med-ua_4d8eb35c/http/config/config.php5 on line 74 Случай первый. Непридуманные истории от центра реабилитации ДарМед — психотерапевтический центр ДАР

НАШИ ВРАЧИ

Помощь детям

Как часто мы, родители, задаем себе вопрос: как и чем мы можем помочь своему ребенку в выборе будущей профессии. В каком возрасте стоит проводить первую профориетацию? Как поддержать ребенка в его увлечении, или, может быть, стоит обьяснить, что не каждое увлечение может быть основой будущей профессии. В каждой ли семье  слово родителей будет авторитетным для сына или дочери? Вот здеь на помощь приходят профессионалы. Именно они помогут выявить способности в ребенке, подскажут, как сделать его таланты видимыми, заметными. Один совет – не откладывайте такой визит к специалисту на тот период, когда ребенку 15-16 лет и пришло время поступать в вуз, но в какой – непонятно.  Начните в 5-7-9 лет.


Подписаться на
рассылку!



Случай первый

08.2016 Александр Иванович 67 лет

В 1997 году прошел кодировку методом Довженко на 10 лет. Ровно 19 лет жил трезво. На усиление кода не появлялся. «Помню, что осенью 1997 года мой, тогда еще, запой длился не 12 дней, а 8-мь. Потому что от меня жена ушла, а дети вовсе отвернулись. Тогда мне было 48-мь лет. Если сейчас оценить, то выпивать я начал после рождения первого ребенка – сына. Тогда я еще не знал, что значит похмелье и прогулы. Да и жена закрывала глаза на мои «отлеживания» дома после праздников. Молодость, видите ли. Водицы попил, отоспался, поел и на работу. Повышение по должности позже буквально принуждало засиживаться на работе и распивать алкоголь за компанию. Помню, что это было ритуалом каким-то каждую пятницу завершать неделю пьянством на работе. Скандалы дома на ровном месте сменяли другие. Тема алкоголя настолько стала пропитывать наши отношения с женой, что я не хотел идти домой и это служило поводом напиваться уже до отключения мозгов. Мои собратья по алкогольной теме всегда меня ждали, принимали. Аж, смешно. Жена уходила много раз к знакомым ночевать, уезжала к своим родителям. В итоге мы развелись. И я решил впервые исправиться. Принял личное решение никогда больше не пить. Я нашел новую работу, купил в квартиру новую мебель, отремонтировал машину. Вернул денежные долги всем. Сын увидел мои усилия и поверил в меня. Мы с ним наладили отношения. Тогда и бывшая жена вернулась с дочкой. Мой первый период трезвости длился 9 месяцев. Казалось, что я не пил 9 лет, а не 9 месяцев. Это был для меня подвиг вернуть все на свои места.

Новый Год и рождественские праздники сломили меня. Помню, что была бессонница и бытовые обыкновенные проблемы меня утомили. Я открыл холодильник и выпил стакан шампанского, которое я не покупал. Потом я понял, что я выпил всю бутылку. А на утро через 7-мь дней я увидел, что дома на диване спит не жена, а незнакомый мне собутыльник, которому я что-то наобещал уже. И тех 9 месяцев труда над собой, как вовсе не было. От меня ушла жена с детьми. И на этот раз безвозвратно. Где-то неделю я не мог найти пятого угла. Даже хотел с собой что-то сделать. Пусто в квартире, все было мерзким и отвращение к себе. Круг общения, таковых близких друзей, — это снова друзья по выпивке. Там меня были готовы выслушать только после снова выпитой дозы спиртного. Я это уже видел много раз. Ехать в Белоруссию к старшему брату было стыдно, да и он меня неохотно хотел видеть. Стыдился меня всегда. А меня его заумные морали про ответственность в нем бесили. Но, запомнил его укоряющие слова: «Саша, ты алкоголик, как твой отец. Иди и кодируйся!». Тогда же днями позже я прочитал информацию в газете, что в Киеве есть центр «Д.А.Р.». Перезвонил сразу и записался на прием. Начал приводить себя в порядок, морально настраиваться. Я принял решение кодироваться от алкоголизма. Когда я приехал в центр, то увидел 40-50 человек таких же, как и я. Их жены плакали. Были и молодые парни. Несколько женщин. В отличие от них, я был сам одинешенек, без поддержки близких. Было грустно. Боль выгрызала в груди сердце. Я понимал, что чем ближе сам сеанс кодировки, тем больше понимание, что я бессилен перед «зеленым змеем». После сеанса я еще какое-то время сомневался в методе. Сожалел. Но, через неделю я понял, что это — мое безверие и отчаянье от одиночества, скрытое желание оставить шанс когда-то снова выпить.

Сегодня 2016 год. Я говорю спасибо методу и такому человеку, как Довженко. Он, думаю, был прежде всего примерным мужчиной. За время моей трезвой жизни я смог вернуть семью, стать примерным отцом и дедом. Мой код ослабился, ведь я его не усиливал целых 9 лет. Появилась тяга неожиданно и рядом с этим животный страх потерять снова все и себя. На этой неделе я пришел еще раз закодироваться, но уже пожизненно. Оставляю по просьбе центра это маленький рассказ о своей новой жизни. Мне не стыдно. Пускай, эти строки служат вдохновением для тех, кто еще сохранил разум.